predzemshara (predzemshara) wrote,
predzemshara
predzemshara

Categories:

Поэты Великой Отечественной войны – Семён Гудзенко



Предлагаю послушать запись, на которой поэт-фронтовик Семён Гудзенко читает свои стихотворения «Перед атакой», «Я был пехотой в поле чистом…» и отрывок из поэмы «Далекий горизонт». Семён Гудзенко мне кажется одним из самых точных авторов, писавших о той войне. До самой смерти он оставался в состоянии предельной мобилизации. По воспоминаниям Евгения Долматовского, последние месяцы жизни поэта — это «новый подвиг, который по праву можно поставить рядом с подвигом Николая Островского, Александра Бойченко, Алексея Маресьева: прикованный к постели поэт, точно знающий о том, что его недуг смертелен, продолжал оставаться романтиком, солдатом и строителем. У его постели собирались друзья, чтобы говорить с ним не о недугах и лекарствах, а о борьбе вьетнамского народа за свою независимость, о строительстве на Волге и Днепре, о новых изобретениях и открытиях, и конечно, о стихах. В последние месяцы своей жизни Семен Гудзенко, уже не могший писать сам, продиктовал три стихотворения, которые, несомненно войдут в золотой фонд советской поэзии».

Под катом краткая биография и тексты читаемых стихотворений.

Семён Петрович Гудзенко родился 5 марта 1922 года в Киеве в еврейской семье. Его отец, Пётр Константинович Гудзенко, был инженером; мать, Ольга Исаевна, – учительницей.  В 1939 году поступил в МИФЛИ и переехал в Москву.

В 1941 году добровольцем ушёл на фронт. В 1942 году был тяжело ранен. После ранения был корреспондентом во фронтовой газете «Суворовский натиск». Первую книгу стихов выпустил в 1944 году. После окончания Великой Отечественной войны работал корреспондентом в военной газете.

Умер 12 февраля 1953 года в Институте нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко от старых ран.

Перед атакой

Когда на смерть идут — поют,
а перед этим
        можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв —
       и умирает друг.
И значит — смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед,
За мной одним
         идет охота.
Будь проклят
          сорок первый год —
ты, вмерзшая в снега пехота.
Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв —
        и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.
Но мы уже
       не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.
Бой был короткий.
                А потом
глушили самогонку злую,
и выковыривал ножом
из-под ногтей
         я кровь чужую.

1942

* * *

Я был пехотой в поле чистом,
в грязи окопной и в огне.
Я стал бродягой-журналистом
в последний год на той войне.

В каких я странах побывал:
Считать – не сосчитать!
Какой в Берлине был привал –
Мечтать вам и мечтать!

С каким весельем я служил –
Огонь был не огонь!
С какой свободою дружил! –
Ты памяти не тронь…

Но если снова воевать...
Таков уже закон:
пускай меня пошлют опять
в стрелковый батальон.

Быть под началом у старшин
хотя бы треть пути,
потом могу я с тех вершин
в поэзию сойти.

Действующая армия, 1943-1944

Tags: поэты Великой Отечественной войны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments